Хроники апокалипсиса (rex_net) wrote,
Хроники апокалипсиса
rex_net

Categories:

«Он не должен был выжить». Один из участников отравления Навального признался в покушении


В предыдущем расследовании The Insider и Bellingcat назвали имена сотрудников НИИ-2 ФСБ, участвовавших в отравлении Алексея Навального. Сегодня мы публикуем признательные показания одного из отравителей, Константина Кудрявцева, который пообщался с Алексеем Навальным (думая, что говорит с помощником Патрушева) и рассказал множество подробностей покушения. Среди прочего он пояснил, что жизнь Навальному спасли действия пилотов и атропин, введенный скорой помощью, а также уточнил, что яд был нанесен на трусы, причем в зачистке следов ФСБшникам помогли сотрудники транспортной полиции. Напомним, ранее Владимир Путин уже де-факто валидировал результаты расследования The Insider и Bellingcat, когда не стал отрицать, что указанные в статье ФСБшники были рядом с Навальным в те самые даты. Теперь, когда внешность и голос Константина Кудрявцева известны всем, у российских властей остается лишь один способ опровергнуть наши данные — позволить Кудрявцеву дать публичное интервью, чтобы все смогли сравнить его голос с голосом на записи.

За считанные часы до того, как The Insider и Bellingcat опубликовали предыдущее расследование, 14 декабря, в районе 6:30 утра по московскому времени, Алексей Навальный сделал несколько звонков членам группы отравителей, в том числе Константину Кудрявцеву. Навальный звонил через специальное приложение, позволяющее менять номер, поэтому Кудрявцев думал, что ему звонят с рабочего номера (как выяснилось, обычно с этого рабочего номера ему звонил Артем Троянов, занимающий в НИИ-2 административную должность). Этот номер также использовался сотрудниками ФСБ в качестве коммутатора для связи с высокопоставленными офицерами.

Навальный представился помощником Патрушева, Максимом Устиновым, и попросил прояснить некоторые моменты, необходимые для доклада начальству. На момент звонка Навальный уже знал от Bellingcat и The Insider, что Кудрявцев участвовал в слежке за ним (например, летал за ним в Киров), а также, что Кудрявцев летал в Омск уже после того, как Навального увезли в Берлин. С самого начала The Insider и Bellingcat предполагали, что Кудрявцев летал в Омск за одеждой Навального, ведь до попадания в НИИ-2 он работал в Шиханах и окончил Российскую академию военной химико-биологической защиты, то есть знал, как устранять следы «Новичка». В ходе разговора Кудрявцева с Навальным эта гипотеза подтвердилась, заодно выяснилось, что Кудрявцеву поручили при очистке от «Новичка» одежды особое внимание уделить внутренней стороне трусов, а значит именно туда был нанесен яд (что совпадает с предыдущей гипотезой The Insider и Bellingcat).

Кудрявцев также заявил, что считает операцию хорошо спланированной и списывает неудачу на стечение обстоятельств. По его мнению, Навальный не выжил бы, если бы пилот так быстро не посадил самолет, а врачи скорой помощи, оценив симптомы, не ввели бы ему атропин. Он также упоминает и других участников отравления — своего начальника Станислава Макшакова (ученого-токсиколога, специалиста по «Новичку», работавшего в Шиханах, 33 ЦНИИ Минобороны, а затем — в НИИ-2 ФСБ), Ивана Осипова, Алексея Александрова (того самого, который неосторожно включил телефон сначала в Новосибирске, а потом в Томске). А вот про Паняева Кудрявцев не слышал, что указывает на то что Паняев, вероятно, был не полноценным членом команды, а одним из сопровождающих операцию ФСБшников.

Кудрявцев упоминает и девятого отравителя, который не был назван The Insider и Bellingcat в предыдущей части расследования - Василия Калашникова. Метаданные телефона Кудрявцева указывают на то, что он действительно связывался с ним по прилету в Омск. Нам удалось установить, что Василий Калашников является экспертом в области газовой хроматографии/масс-спектрометрии, это современный метод обнаружения метаболитов нервно-паралитических агентов в биологических образцах. Калашников публиковал статьи по этой теме, подписываясь как сотрудник НИИ-2 ФСБ. Из телефонных записей Макшакова видно, что он звонил Калашникову утром 20 августа, вскоре после того, как Навальный впал в кому и его самолет приземлился в Омске, и снова 21 августа, за несколько минут до внезапной отмены запрета на вылет в Германию на лечение. Можно предположить, что именно Калашников принял решение о том, что Навального уже можно перевозить в Берлин, так как определить «Новичок» по анализу крови уже не удастся (о том, что следы «Новичка» остались еще и на бутылке, в ФСБ, очевидно, не знали).


Василий Калашников

В разговоре Кудрявцев отмечает, что одежду для очистки ему выдал «Михаил», возглавляющий местное управление ФСБ по борьбе с терроризмом. Навальный позвонил и ему. (Расшифровка — в конце этой статьи). Михаил отказался говорить по открытой линии, но подтвердил, что передавал одежду Кудрявцеву и работал вместе с местными сотрудниками транспортной полиции. Нам удалось идентифицировать его как Михаила Валерьевича Евдокимова, он оказался запечатлен на знаменитой фотографии, где люди в штатском сидят в больнице, куда привезли Навального (он стоит у стены). Вместе с ним на фото и начальник управления МВД по Омской области Вячеслав Крюков (без маски).




Константин Кудрявцев

Разговор Навального с Михаилом Евдокимовым (омское управление ФСБ по борьбе с терроризмом).

М: Здравствуйте, Михаил Палыч?
П Алло?
М: Михаил Палыч?
П: Вы, наверное, не туда попали.
М: *называет номер телефона*
П: Да, но я Михаил Валерьевич.
М: Прошу прощения, мне отчество ваше дал Константин Борисович Кудрявцев.
П: А у вас есть другой телефон? Я по сотовому разговариваю.
М: Я согласовал этот звонок с Богдановым Владимиром Михайловичем. Меня зовут Устинов Максим Сергеевич. Я помощник Николая Платоновича Патрушева.
П: Здравствуйте. А у вас есть телефон, чтобы мы по закрытой связи поговорили? Потому что мы общаемся по открытой. Я извиняюсь, но мы с вами не знакомы.
М: Совершенно верно, я этот звонок по открытой связи с Богдановым согласовал, и Патрушев меня попросил срочно выяснить, потому что руководство там требует очередной рапорт и, знаете, как это происходит: немедленно сделай. Я думаю, вас попросят попозже рапорт написать, а я щаз просто три абзаца пишу в свой рапорт, чтобы отдать понимаете кому. Я только что с Кудрявцевым говорил по поводу двух визитов, и есть, собственно говоря, важнейшие вопросы, которые нужно выяснить. Для того, чтобы мы были убеждены, что у Навального.. Его отправили точно замыв все тело?
П: А у вас нет закрытой связи оперативной?
М: Прямо сейчас под рукой нет. Поэтому я говорю, что я с Богдановым согласовал звонок по открытой. Ну вы же видите, что я вам звоню через коммутатор. Я же вам не звоню с сотового на сотовый.
П: Я понимаю, но вы меня тоже поймите, мы с вам не знакомы.
М: Понимаю, но в Москве сейчас 8 утра, и я с пяти утра сижу и всех обзваниваю. Поэтому у меня нет закрытой связи, но ничего такого страшного я не спрашиваю. И я согласовал этот звонов с Богдановым. Поговорите со мной три минуты?
П: Давайте, хорошо.
М: Смотрите, у меня вопросы к разным людям разные, к вам в первую очередь относительно того, насколько мы уверены, что тело полностью замыли перед отправкой и кто это делал.
П: Замыли?
М: Ну вот мы с Кудрявцевым обсуждали одежду. Вы же одежду ему передавали, правильно, для обработки?
П: Давайте по закрытой связи. Ну, на самом деле.
М: Это время занимает, а Патрушев стоит надо мной и говорит: давай бумагу. Я даже не буду уточнять, кому он понесет этот рапорт, я думаю, что мы с вами вдвоем понимаем. Мне просто нужны ответы на простые вопросы.
П: Знаете, ну я просто честно… А вы с Кудрявцевым не можете проговорить все это?
М: Я с ним только что разговаривал 40 минут. Кудрявцев мне говорит, что по поводу одежду беспокоиться не нужно. По поводу тела Навального нужно разговаривать с вами.
П: Я по поводу тела вообще ничего объяснить не могу.
М: Хорошо, а кто может объяснить по телу?
П: Это с БСМП <Больница скорой медицинской помощи – The Insider> надо разговаривать.
М: А кто там контакт в БСМП? Кудрявцев мне говорит, что тело замыли надлежащим образом, и когда он уехал туда, была гарантия, что на теле ничего не будет обнаружено. Тем не менее, вроде как на теле что-то обнаружено. Соответственно, руководство мне говорит: давай, Максим, выясняй. Я прошу прощения за такой странный звонок, но вы тоже меня поймите. С кем мне поговорить в БСМП, кто замывал тело?
П: Ну знаете, я не присутствовал при процедуре замывки, там находились только врачи. Лечащий персонал и, насколько я знаю, дважды находилась его супруга. Не могу вам сказать, какие манипуляции там проводились.
М: Вы считаете, могла супруга отрезать какую-то часть предметов одежды?
П: Я не могу вам ответ на такой вопрос дать. Я не присутствовал при этом.
М: А вещи, которые вы отдали Кудрявцеву, полностью визуально в сохранности были?
П: Да. Это лучше спросите у Кудрявцева. Они видели, лучше этот вопрос ему задать.
М: А сейчас вещи где?
П: Насколько я знаю, в транспортной полиции.
М: И доступ к ним имеет кто?
П: Сотрудники полиции.
М: Насколько сотрудники полиции понимают… то есть..
П: Давайте я вам перезвоню, Максим, что-то мне очень не нравится то, что мы сейчас с вами делаем.
М: Хорошо, спасибо.

ОТСЮДА

Tags: Навальный, ФСБ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments