Новости выжившей из ума смехдержавы (rex_net) wrote,
Новости выжившей из ума смехдержавы
rex_net

Category:

«Это не Запад атакует Россию. Это ваша власть предала атлетов»

В продолжении темы: "Жёсткое открытое письмо Марии Ласицкене Министерству спорта и Олимпийскому комитета России"



Дмитрий Егоров поймал Зеппельта и спросил его про антироссийский заговор. Старина Хайо каверзным вопросам про Россию

В 2014 году журналист немецкого ARD Хайо Зеппельт выпустил первый фильм о системе допинга в России. Вы ведь помните, сколь снисходительной была реакция чиновников, политиков и спортсменов? Мол, кто это и на кого он попёр? Мы тогда лишь высмеивали улики и были уверены, что великая спортивная держава не дрогнет.

Но прошло пять лет. И если отбросить мелкие потрясения, то за эти годы мы потеряли лёгкую атлетику, поехали без флага и гимна на Игры в Пхёнчхан, а теперь ещё и получили четырёхлетний тотальный бан на главных соревнованиях. Олимпиады, чемпионаты мира – теперь без триколора и без подавляющей части наших атлетов.

В день оглашения финального решения ВАДА в Лозанне Зеппельт ведёт себя как король положения. Хайо на одной ноге со всеми членами комиссии и спокойно оборудует большую самодельную студию в холле отеля «Савойя», откуда каждые 15 минут выходит в прямой эфир, рассказывая о беспрецедентных санкциях к спортсменам какой-то страны.

— Хайо, ты что, русский? – гладит его глава ВАДА Крейг Риди, когда Зеппельт вклинивается в пресс-конференцию, организованную для наших журналистов.

— Нет-нет. Я не русский, я не русский, как вы уже могли понять. Пойду-пойду отсюда, — смеётся он и вновь спешит к микрофону. ТВ, радио, одна страна, другая – в эти минуты он похож на безумно уставшего, но счастливого человека.

– Когда вы начинали ваше расследование о допинге в России, могли представить, что оно приведёт к таким результатам?
– В 2014 году мы не ожидали, что расследование так разрастётся и что один документальный фильм так повлияет на всё, что произошло потом. Да, тогда мы хорошо поработали, но, с моей точки зрения, именно сама Россия за последние годы совершила очень много ошибок. Причём я говорю не о спортсменах, а о тренерах, чиновниках и властях, которые так и не поняли, что все эти усилия западных СМИ и политиков предпринимаются не для того, чтобы уничтожить российский спорт. Нет, людям надо понять, что на данный момент всё выглядит так, что именно российские власти предали своих атлетов.

— Приведите конкретный пример ошибки или предательства.
— Например, они сфабриковали доказательства. Шесть недель назад Колобков письменно представил доказательства о том, что Родченков якобы лгал. Но эти доказательства оказались поддельными. Вы можете себе такое представить? Это же министр спорта, из правительства, из Кремля! И он представляет ложное доказательство. Просто невероятно!

В этом, повторю, и есть суть истории. И дело не в том, что Запад атакует Россию. Мы работаем над этой темой, потому что это большой скандал и мы должны расследовать его. Россия всегда отрицала очевидные доказательства. И если ситуация не изменится, то процесс не остановится.

– Но вы слышали, что сегодня сказал Дмитрий Медведев про антироссийскую истерию?
– А, да-да, антироссийская истерия… Россия всегда хочет быть жертвой. Но нет, жертвы – это чистые спортсмены, жертвы российской допинговой системы. Я согласен с тем, что другие страны также имеют серьёзные проблемы с допингом, но если сравнить масштаб этой системы, поддерживаемой в России государством, с чем-то подобным в других странах, то можно заметить очень большую разницу. В России в эту систему вовлечены сотни, тысячи спортсменов.

Это можно сравнить с тем, что было в моей стране – Восточной Германии в 70-80-х годах. Масштаб примерно такой же. И когда говорят, что в других странах тоже кто-то, например, пропускает тесты, то могу сказать, что это всё равно несравнимо с государственной системой допинга, доказанной в том числе манипуляциями.

– А вы можете объяснить, зачем России было идти на манипуляции с базой данных Московской лаборатории, если это всё равно бы вскрылось?
– Просто они думали, что это никогда не вскроется. И это глупо, честно говоря. Сейчас я могу строить только догадки зачем. Дело в том, что многие олимпийские чемпионы в России – это очень известные, уважаемые люди, которые работают и в политике, и в спортивных федерациях. И они не хотят возвращать свои медали. Это, повторю, лишь предположение, моя теория, которая может объяснить произошедшее так: «Я не хочу стыдиться, когда люди узнают, что я тоже использовал допинг. Так что для меня важно закрыть эту историю, эту долгую сагу с российским допинг-скандалом». Вот такая теория.

– Решение ВАДА разрешить чистым спортсменам из России участвовать в Олимпиаде вас удовлетворило?
– Я не уверен насчёт этого, честно говоря. Мне кажется, Россия могла бы вынести лучший урок, если бы никого из россиян вообще не было на Олимпиадах и чемпионатах мира. С другой стороны, в этот процесс вовлечены невиновные спортсмены, и они должны быть защищены. Но кто знает, кто чист, а кто нет, после всего того, что случилось? Мы не знаем, и от этого ситуация становится намного более сложной.

– А что вы получили за всё это время: стали богатым, известным?
– Я не стал богатым — это точно. И не знаю, можно ли меня называть известным. Многие люди теперь меня знают, особенно в России. Я знаю это.

— Поступают угрозы?
– Иногда, в последнее время. Но очень странно, что людей в России реально интересует то, что я говорю.

На этих словах Зеппельта вновь забирают на эфир. Хайо говорит то на английском, то на немецком. В его глазах огонь. Россия сегодня – это его слава и, кажется, его жизнь. И, похоже, он, как хороший режиссёр или актёр, положит на карту всё, чтобы сериал о допинге в отдельно взятой стране продолжался как можно дольше.

А наша власть, судя по свежим заявлениям, ему в этом только поможет.

ОТСЮДА

Tags: допинг, спорт
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments