December 17th, 2016

Как выглядит «триумф Владимира Путина вопреки Западным санкциям» на самом деле

Консорциум Glencore и QIA купили 19.5% акций Роснефти за €10.2 млрд. QIA, при этом, заплатил только €2.5 млрд. Glencore — только 300 миллионов евро, для чего создал отдельную компанию Glencore Equity и в своем пресс-релизе так прямо и заявил, что ограничивает свою ответственность по сделке в пределах 300 миллионов евро.

Остальные €7.4 млрд для покупки акций Роснефти — в кредит.

Что значит, что при наступлении маржин колла, то есть если акции Роснефти упадут в цене более, чем на 5.7% (которыми являются те самые 300 млн евро в соотношении с 50%-ной долей Glencore в консорциуме), Интеза либо потребует от Glencore довнести необходимые деньги, либо заберет акции Роснефти, которые у Интезы находятся, естественно, в обеспечении по кредиту, если Glencore не довнесет требуемую сумму. А Glencore не довнесет, потому что уже об этом заявил. Для этого в сделке понадобился Glencore, имеющий давнюю и тесную историю взаимоотношений с Владимиром Путиным.

Соответсвенно, Интеза заберет акции Роснефти и продаст их третьему лицу или лицам. Для этого понадобился банк Интеза.

Что конкретно за третьи лица, мы вряд ли узнаем, частная сделка все же, но догадаться можно. Очередной фонд или оффшор «бабушкиалиныкабаевой». Для этого понадобился синдикат российских банков, и в частности, Газпромбанк.

Замечательная сделка провернется, в итоге. Роснефть «триумфально» приватизирована, а главный триумфатор, похоже, обеспечил себе неплохое выходное пособие.

Но если второй части этой грандиозной affair еще только предстоит случиться, то приватизация Роснефти самим себе (Газпромбанк принадлежит государству и отцу предполагаемого зятя В.Путина Кирилла Шамалова) — «триумф» и вправду случившийся.

837.jpg