Новости выжившей из ума смехдержавы (rex_net) wrote,
Новости выжившей из ума смехдержавы
rex_net

Пять лет катастрофе MH17. Как признать ошибку, не признавая войны?



Россия готова договариваться о компенсациях, но не может признать вину официальных лиц

Пять лет назад, 17 июля 2014 года, над зоной вооруженного конфликта на юго-востоке Украины был сбит Boeing 777 авиакомпании Malaysia Airlines. Погибли 298 человек. Выводы технического расследования Совета безопасности Нидерландов и уголовного расследования международной Объединенной следственной группы (JIT) указывают на то, что рейс MH17 сбила ракета российского ЗРК «Бук», выпущенная с территории, контролируемой ополченцами ДНР. Процесс по этому делу начнется в окружном суде Гааги 9 марта 2020 года.

Россия все пять лет отрицает какую-либо причастность к катастрофе, однако, похоже, ведет переговоры о компенсациях родственникам погибших. Но выстроить непротиворечивую версию трагической ошибки без признания ответственности государства будет сложно – ведь тогда надо признать участие в войне на Донбассе.

Россия и MH17

Версия о российском «Буке» возникла почти сразу и постепенно была подкреплена множеством свидетельств и доказательств.

Техническое расследование под эгидой Международной организации гражданской авиации (ICAO) вел Совет безопасности Нидерландов (DSB) с участием экспертов из Австралии, Франции, Германии, Индонезии, Италии, Малайзии, России, МАК СНГ, Украины, Великобритании, США и Европейского агентства авиационной безопасности. В финальном докладе DSB (опубликован 13 октября 2015 года) говорится, что самолет сбит ракетой «земля-воздух», применяемой в комплексах «Бук» производства российского концерна «Алмаз-Антей». Кроме того, была определена примерная территория, откуда могла быть запущена ракета. DSB не оценивал причастность России к происшествию.

Уголовное расследование вела JIT, в которую вошли представители Нидерландов, Бельгии, Австралии, Украины и позже Малайзии. В предварительном докладе 28 сентября 2016 года JIT заявила, что пуск ракеты был осуществлён из района посёлка Первомайский недалеко от города Снежное, эту территорию контролировали ополченцы; что ЗРК «Бук», сбивший самолёт, прибыл из России, а после катастрофы вернулся обратно. Заявления основаны на свидетельских показаниях, перехваченных переговорах ополченцев, фото- и видеоматериалах, спутниковых снимках и данных разведок США и Нидерландов.

24 мая 2018 года ⁠JIT подтвердила выводы исследовательской группы Bellingcat о ⁠происхождении «Бука» – он стоял на вооружении 53-й ⁠зенитной ракетной бригады, расквартированной в Курске.

19 июня 2019 года ⁠JIT назвала имена четырех подозреваемых в причастности к атаке на ⁠Boeing – это граждане России Игорь Стрелков (Гиркин), Сергей Дубинский и Олег Пулатов ⁠и гражданин Украины Леонид Харченко. К началу ⁠суда в Гааге список имен должен пополниться. В конце июня Служба безопасности Украины выкрала из ДНР Владимира Цемаха, летом 2014 года возглавлявшего ПВО города Снежное – он может стать важным свидетелем.

Россия поначалу выдвигала много версий: например, о том, что Boeing сбит украинским истребителем – находили даже свидетелей, в том числе «испанского диспетчера» аэропорта Борисполь (оказавшегося мошенником, арестованным в Румынии). Версию поддерживали Минобороны, Следственный комитет, о диспетчере говорил Владимир Путин.

Версии о другом самолете, другом оружии, ошибках диспетчеров или пилотов рассматривались еще в предварительном докладе DSB в сентябре 2014 года и были отвергнуты. Россия подумала до лета 2015 года и сосредоточилась на том, что «Бук» был украинский, не забывая обвинять Украину в том, что она не закрыла свое воздушное пространство над территорией вооруженного конфликта (на самом деле закрыла, но до высоты 9750 метров, не подозревая о том, что у ДНР есть «Бук». Между тем Россия накануне катастрофы закрыла воздушное пространство в Ростовской области до высоты 16 км). Версия об украинском «Буке» не подтверждается расследованием JIT и отчасти DSB (подробный обзор версий пять лет спустя делает Вадим Лукашевич тут).

Российские официальные лица регулярно жаловались, что следствие ведется в закрытом режиме, Россию не пригласили участвовать в JIT, доверия к расследованию нет, российские данные не используются. Но формальных причин приглашать Россию в следственную группу нет. А на запросы BSD и JIT сама Россия отвечала с переменным успехом.

На пресс-конференцию JIT 19 июня МИД РФ отреагировал очередным заявлением о том, что «обвинения голословны», Москву «отстранили от полноценного участия», при этом Украина – полноправный член JIT, что дает ей «возможность подделывать доказательства, а также свести на нет ответственность за незакрытие своего воздушного пространства».

А нам подделывать не дает, получается?

То есть Россия не доверяет международной следственной группе только потому, что в нее входит Украина, но хочет, чтобы ей, России, доверяли и предоставляли всю информацию – после всех «вежливых человечков» 2014 года и всех версий о катастрофе Boeing, вбрасывавшихся в публичное обсуждение.

Что может быть дальше

Уголовный суд в Гааге будет судить конкретных людей (причем заочно), но не будет решать вопрос о государственной ответственности. Как пишет юрист Глеб Богуш, в мире нет судов, которые бы обладали обязательной компетенцией в отношении ответственности государств. Обычно такие вопросы решаются переговорами.

Нидерланды и Австралия объявили об ответственности России как государства в мае 2018 года. В начале июля этого года стало известно, что премьер Нидерландов Марк Рютте обсуждал с Владимиром Путиным вопрос MH17 на секретных переговорах во время саммита «двадцатки». Бывший советник Путина Андрей Илларионов предполагает, что речь шла именно о государственной ответственности России, тем более что первые переговоры министров иностранных дел трех стран прошли в марте. Главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов уверен, что речь на переговорах идет об освобождении России от ответственности: якобы обсуждается компенсация ex gratia («из милости»), которую Россия может выплатить пострадавшим странам, при отказе от признания ответственности государства.

В последнее время есть ощущение, что Запад устал от России и готов на разные варианты Realpolitik. В рамках этого подхода легко предположить, что ищутся и какие-то пути решения проблемы с MH17.

Здесь есть прецеденты. В 1988 году американский ракетный крейсер сбил иранский A300 над Персидским заливом. США признали это военным инцидентом, Иран считал актом агрессии. После нескольких лет тяжбы в Международном суде ООН стороны заключили мировое соглашение; США выплатили компенсацию в размере $131,8 млн, Иран отказался от претензий.

В 2001 году украинские ПВО в ходе учений сбили над Черным морем Ту-154 авиакомпании «Сибирь», летевший из Тель-Авива в Новосибирск. В 2003 году Украина подписала с Россией и Израилем соглашения о добровольной компенсации родственникам погибших ($7,8 млн России и $7,5 млн Израилю) без юридического признания вины.

Но есть и «дело Локерби». В 1988 году Boeing 747 авиакомпании Pan American взорвался над шотландским городом Локерби, через три года следствие выдвинуло обвинения в теракте против двух ливийцев, один из которых был сотрудником ливийских спецслужб. ООН ввела против режима Каддафи жесткие санкции, в 1999-м он согласился выдать подозреваемых суду. Суд признал виновным сотрудника спецслужб и приговорил его к пожизненному заключению. В 2003 году Ливия признала ответственность своих официальных лиц за взрыв самолета и выплатила по $10 млн семье каждого погибшего.

Сравнение с Каддафи – последнее, что Владимир Путин хотел бы услышать о себе. Но российский случай сложный. Во-первых, непонятно, что делать, если уголовный суд в Гааге назовет виновными российских официальных лиц – например, высокопоставленных представителей Минобороны. Юридически они агенты государства – и чем тогда дело отличается от «дела Локерби»?

Вероятно, тем, что не хотели сбивать гражданский самолет, а хотели – военный украинский. Пока все действительно похоже на ошибку исполнителей (возможно, неквалифицированных), совершенную в тяжелых условиях войны. Стоп, какой войны?

Здесь, и это во-вторых, непризнание вины в катастрофе Boeing находится внутри другого непризнания – вины в развязывании или поддержке вооруженного конфликта на Донбассе. Чтобы признать катастрофу военным инцидентом, России нужно признать войну. Тогда получится, что в катастрофе Россия не виновата, это эксцесс, – но виновата в войне? Тоже не годится.

Ведь на полном отрицании причастности к войне на Донбассе строится вся наша внешняя политика (а также на отрицании вмешательства в американские выборы или отравления Скрипалей). Так что скорее всего Россия продолжит игнорировать выводы международного расследования катастрофы MH17 и не признает решения суда в Гааге – в надежде на эффективность своей политики тотального отрицания. Как будет действовать мировое сообщество после этих решений, сказать сложно. Но есть вероятность, что через какое-то время России удастся заключить соглашение о компенсациях с желающими (вероятно, Нидерланды, Австралия, Малайзия. Непонятно, кстати, как на это посмотрит и новый украинский президент), а сами компенсации публично не будут привязаны к вопросу виновности государства.

В конце концов, Каддафи сдался после жестоких санкций, связанных именно с «делом Локерби», а у санкций против России много других причин, да и не такие уж они жестокие.

ОТСЮДА

В принципе крушение малайзийского Боинга в июле 2014 года было давно исследовано "Новой газетой" и Вадимом Лукашевичем, которых никак не отнесешь к сторонникам Кремля. Общий вывод - это была ошибка из-за того, что агент сепаратистов на военном украинском аэродроме был арестован СБУ и не успел дать СМС-ку об отмене вылета АН-26, в результате чего расчетом ЗРК "Бук" малайзийский Боинг был принят за военно-транспортный АН-26.

http://www.novayagazeta.ru/inquests/69181.html

http://www.buran.ru/htm/mh17_4.htm

Однако, даже эта мягкая интерпретация "преступления" Кремля не объясняет почему украинский диспетчер изменил маршрут малайзийского Боинга и направил его на ЗРК "Бук", сведения о котором, как выяснилось, уже имелись в СБУ. То есть Киев, зная о нахождении ЗРК "Бук" в данном районе, направил малайзийский Боинг по маршруту военно-транспортного АН-26. Но для чего? Ответ прост - чтобы пассажирский Боинг сбили по ошибке.

Да, со стороны расчета ЗРК "Бук" это была ошибка, что и признают самые отъявленные противники Кремля, но вот со стороны Киева это было умышленное преступление. "Новая газета" обходит этот вопрос весьма деликатно - дескать, в "Украэрорухе" в то время был бардак, там распоряжались военные, отсюда и несогласованность действий гражданских и военных диспетчеров. Вот тут-то и зарыта собака. Противники Кремля говорят о регулировании маршрутов пассажирских самолётов военными, в то время как СБУ уже точно знала о ЗРК "Бук", поджидавшим военно-транспортный АН-26, но тем не менее направившей малайзийский Боинг на зенитную установку. Это уже не ошибка, а преднамеренное преступление киевского режима, убившего 298 человек, чтобы вовлечь Запад в конфликт на Донбассе.

А в чем разница, спросите вы? Разница в суммах выплат - за уничтожение российского Ту-154 в сентябре 2001 года Киев заплатил $200 тысяч за каждого пассажира, так как посчитали это ошибкой, а за теракт над Локерби Каддафи выплатил $10 млн. за каждого погибшего. Естественно, что родственники жертв крушения малайзийского Боинга хотят получить $10 млн, как за теракт, вот пусть и получают, но не с России, а с Киева, который и устроил этот теракт.

Так что вина Киева полностью установлена - не было закрыто воздушное пространство над зоной боевых действий с применением средств ПВО на высотах более 6 км, а у малайзийского Боинг был преднамеренно изменен маршрут, чтобы он попал под огонь средств ПВО противника. Это и есть теракт, а вовсе не интрига расследования маршрута движения пресловутого ЗРК "Бук", о котором знало СБУ заранее без всяких соцсетей, поэтому незадолго до крушения малайзийского Боинга был выпущен приказ о запрете полетов военных самолётов. То есть военным самолётам запретили полёты, а гражданский самолёт пустили. Где логика? А логика заключается в том, что это было преднамеренное преступление, теракт со стороны Киева.




Отнюдь нет, Запад не выбрал таблетку забвения за деньги Путина, как об этом верещат украинские пропагандоны. Запад, наоборот выгораживает Киев, не обвиняя пока что в совершении теракта над небом Донбасса, хотя фактов для предъявления этого обвинения имеется более чем достаточно.

Tags: #mh17, малайзийский Боинг
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments