Новости выжившей из ума смехдержавы (rex_net) wrote,
Новости выжившей из ума смехдержавы
rex_net

Category:

Зачем «коллективному Гордону» нужны вышиванка и мова?



Разговор о том, как и почему Украина дошла до нынешней жизни, имея одни из лучших стартовых условий для независимого существования на момент распада Союза, неизбежно упирается в избранную модель государственного развития и нациеобразования. А также – в специфические особенности идеологии, поднятой правящими элитами на щит в качестве обоснования своих претензий на господствующее положение, власть и собственность в этой стране.

Звучит несколько мудрено, но на самой деле это простые, как пареная репа, вещи. Для начала, отметим вот что. Любой государственный проект – это, безусловно, продукт творчества масс. Но его мотором всегда и везде являются довольно узкие группы населения, непосредственно этот процесс возглавляющие и, как следствие, снимающие с него наибольшие пенки и сливки. Эти люди – имеющие наибольший профит с факта создания нового государства, его основные выгодоприобретатели, по факту и есть его элита. Те, кому принадлежат в стране власть и собственность. Кто влияет на то, каким путем стране двигаться, куда и с какой скоростью.

В украинском случае только ленивый не потоптался по очевидно “неукраинскому” характеру местной элиты. По факту это интернациональный конгломерат советской партийно-комсомольской номенклатуры и близких к ней теневиков, ставших в период незалежности легальными миллиардерами. Фамилии этих людей также по большей части известны всем. Именно в их руках мет и химкомбинаты, машзаводы, ГОКи и облэнерго с облгазами, кондитерские фабрики и сахарные заводы, окорочковые, зерновые, водочные, транспортные и прочие империи. А также – медиахолдинги, газеты, радиостанции и телеканалы.

При этом, всех их – армян и грузин, евреев и русских, а также русифицированных украинцев, татар и молдаван – объединяли две вещи: русский язык и сформированная в советский период, основанная на этом языке общеимперская культура. Никакой другой культуры и языка, кроме той, в которой они сформировались и выросли, они не знали. Никакого другого сантимента они не знали. И принадлежность к большой культуре – это было то, что объединяло – независимо от этнического происхождения.

И хоть в современных украинских учебниках написано совсем другое – про “героическую борьбу” десятков поколений свидомых украинцев против “клятых москалей” еще со времен Мазепы, про столь же героическую борьбу за то же самое ОУН и УПА, на самом деле реальная независимая Украина явилась результатом усилий вот этой самой описанной выше интернациональной группы, благодаря своему положению в социальной иерархии вовремя подсуетившейся, чтобы приватизировать в свою пользу доставшийся им кусок некогда единой державы. Эта земля – “креольского” большинства. В силу обстоятельств отсепарировавшегося при развале России-СССР, но тесно связанного корнями с русским языком, культурой и исторической традицией. И правящая олигархия представляет в этнокультурном плане именно это большинство. Ныне здравствующий сын Шухевича и покойная вдова Ярослава Стецько во власти – это лишь часть декора, не более.

И вот тут мы подходим к самой, пожалуй, главной загадке самостийной Украины. Почему все они – евреи и армяне, русские и грузины, молдаване и татары – добровольно подняли на щит в качестве знамени новой страны архаический и узколобый этнический национализм одного региона – Галичины – и его героев? И почему именно это вот уже почти три десятка лет упорно навязывается большой стране – от Сяна до Северского Донца – в качестве “скреп” и фундамента государственности и национальной идентичности.

Такими вопросами задается не только автор этих строк. Вот и известный киевский журналист пишет: “Абсолютно понятно, почему «геть от Москвы» продвигают деятели, с 90-х годов варящиеся в среде диаспоры и грантовых структур. Но абсолютно непонятно, почему эту политику поддерживают образованные киевляне, не говоря уже о жителях Харькова или Одессы. Профессионал из того же Киева может завтра переехать в Петербург или Москву, и послезавтра никто не отличит его от местного, коренного русского, прожившего там 20 лет. А попробуйте переехать в Коломыю. Вы и говорить на языке, на котором общаются местные, не сможете. И через годы вы останетесь там «москалем» и чужаком. Но мы же никуда не едем, возразят мне патриотично настроенные киевляне. Не едете, да. Вся эта Коломыя едет к вам. И вы не только позволяете ей устанавливать у вас в городе её порядки, но и всячески это поощряете, заискиваете перед ней, пытаетесь учить ее язык, ее традиции, унижаетесь перед ней. Зачем? Вот этот вопрос у меня так и остается без ответа».

«Безусловно, много людей сегодня считают себя или русскоговорящими, или двуязычными, но государство должно всячески содействовать им, чтобы они вернулись к своим истокам, к своим корням и использовали украинский язык в быту», – заявил на днях по ТВ тягнибоковец Игорь Мирошниченко.

И действительно, за годы незалежности у многих жителей Одессы, Киева, Днепропетровска, Харькова появился спрос на “национальное возрождение”. Но как можно возродить то, чего и не было? Как городские люди, воспитанные на Пушкине, Гоголе и советском кинематографе, начинают вдруг видеть “свое, родное” в сельском суржике, бандеровских крыивках, фольклорных дидухах, “героях УПА” и нечитаемых украиноязычных графоманах?

Украинского интеллектуала, получившего образование вне русской культуры, просто не существует. Единицы диаспорных деятелей можно в расчет не брать. Большинство всех смыслов и мемов, которые в ходу на Украине – из русского и советского культурного багажа. Двое упоротых могут с пеной у рта доказывать превосходство “древней украинской нации” – но делать они это в девяти случаях из десяти будут на русском языке, перебрасываясь понятными только на одной шестой части суши намеками на русскую классику и цитатами из советских фильмов. Поэтому проблема не в использовании русских смыслов. Проблема в том, что власть при этом пытается с ними же бороться.

Вопрос “зачем?” снова повисает в воздухе без ответа.

Собственно, вариантов ответа может быть несколько. Первый состоит в том, что, дескать, новому государству нужна собственная мифология, помогающая объяснять отличие “нас” от соседей. Иначе, говорят нам сторонники этой версии, зачем вообще нужна отдельная Украина, если все тут читают русские книги и говорят по-русски.

Проблема в том, что для решения этой задачи, как и остальных формально поставленных перед государством задач, этническое украинство совершенно избыточно. С этим прекрасно справлялся сформулированный Кучмой мем “Украина – не Россия”. Нормальная основа для национальной самоидентификации. Совершенно не нуждающаяся в изгнании всего русского, как не нуждаются в этом страны Латинской Америки, созданные отделившимися от Испании сепаратистами, но сохранившими испанский язык, культуру, традиции, католическую веру и доминирование потомков креольской элиты.

Глупо думать, что без насильственной украинизации украинцы попросятся назад в Россию. Скорее, наоборот. Достаточно поглядеть на карту мира, чтобы убедиться в наличии множества примеров того, как говорящие на одном и том же языке, пусть и с примесью тех или иных диалектных различий общности людей прекрасно при этом ощущают себя отдельными нациями и в ус не дуют по поводу своей якобы на этом основании “национальной неполноценности”. Австрийцы и немцы, англичане и ирландцы, македонцы и болгары, американцы с канадцами и австралийцами, наконец, разделенные на множество государств арабы, объединенные, тем не менее, одной религией, одним языком и одной культурой.

Вот, например, Бразилия. Говорят там на немного отличающейся от основной версии португальского. И вся местная “высокая” культура, ставшая частью общемировой, – создана на португальском. Именно посредством этого языка страна вошла в мировую культуру. Все ее всемирно известные писатели, режиссеры, нобелевские лауреаты – родом из “лузитанского” мира. И, представьте, никого это не тяготит. Никто в Бразилии не гнобит язык бывшей метрополии, не носится с утверждениями, что он – “оружие агрессора”, не требует его забывать и переходить на диалекты диких племен Амазонии, навязываемые в качестве “единой державной мовы”. И португальским периодом в своей истории бразильцы гордятся. Не вычеркивают его из памяти, не крушат памятники португальским королям, по совместительству бывших бразильскими императорами. И при этом Бразилия не смотрит в рот Португалии, а сама является серьезным мировым игроком.

Еще одно расхожее объяснение феномена “украинства”, как госидеологии заключается в утверждении, что лучше быть первым парнем на своем селе, чем пятьсот сорок вторым человеком в Риме. Оттого, мол, киевские евреи или харьковские армяне так “завзято” пропагандируют мову и выщиванку. Но и эта версия также не выдерживает проверки реальностью. Все эти люди прекрасно вписаны в общерусский культурный контекст, а разговоры о какой-то “неконкурентоспособности” украинских журналистов, артистов, кино и театральных режиссеров, и тому подобных людей в пределах родного для них языкового поля просто смехотворны. Достаточно посмотреть на количество московских “звезд” с украинскими корнями. Неконкурентоспособность как раз начинается там, когда эти люди зачем-то переходят на мову и начинают на ней петь или писать. Талантливый украинец – что в имперские, что в советские, что в нынешние времена, не нуждался в костылях “мовных квот” для защиты себя от конкурентов. София Ротару, Тая Повалий и Ани Лорак не дадут соврать.

И точно так же, как весьма сомнительна роль мовы и Бандеры в евроатлантической интеграции, так и вышиванка на груди совсем не помогает украинскому олигархату удерживать под контролем свои промышленные и прочие активы.

Если кто не знает, что украинская, что российская олигархии уже давно стали частью общемировой глобальной олигархии. Через участие в акционерном капитале, корпоративные права, слияния и поглощения, бизнес по обе стороны границы и тому подобные механизмы.

По сути, те же украинские олигархи, зачастую лишь миноритарные акционеры, управляющие партнеры и приказчики своих российских партнеров по бизнесу. А те, в свою очередь – приказчики своих партнеров в Лондоне или Нью-Йорке. Именно поэтому в украинской экономике то тут то там находят следы то Дерипаски, то Фридмана, то Вексельберга.

Приватизация своего куска общей исторической памяти является естественным следствием и продолжением приватизации экономических активов на подконтрольной территории. Но и тут мы обнаруживаем очевидное. Для этого не нужно вытаскивать из схронов “героев УПА”. Достаточно развернуть в нужном направлении реальную историю.

Вспомните прошлогодний концерт ко Дню Победы на Интере, так взбесивший нациков. Между прочим, готовая пропагандистская заготовка. Тезисно: Украина внесла самый большой вклад в победу над фашизмом. Проявила самый большой героизм и понесла самые большие человеческие жертвы из всех республик Союза. Украинских фронтов было больше, чем других.

Можно еще пересчитать количество героев Советского Союза – выходцев из Украины. Кстати, на Украине были робкие попытки пойти именно этим путем, но затею быстро свернули в пользу “примирения с УПА”. Помните, как Ющенко носился с великим историческим открытием о том, что флаг над рейхстагом на самом деле поднял украинец Алексей Берест?

И даже связь пресловутой декоммунизации с упоротым украинством просматривается весьма слабо. Если они такие принципиальные антисоветчики, есть же совершенно непротиворечивая с точки зрения взятого ими западного курса историческая фигура: гетьман Скоропадский. Русский белый генерал, все дела. При этом – гетьман Украины, но не враг России, человек абсолютно русскоязычный в быту. Его достижения на ниве государственного строительства очевидны и не оспариваются даже самыми свидомыми историками. Так почему подняли на щит не его, а абсолютно бездарного и просравшего все полимеры демагога Петлюру? Зачем? Это как-то помогает строить незалежную державу? Если да, то очень хотелось бы узнать, чем именно.

Наконец, самое алогичное объяснение состоит в том, что, дескать, поскольку Украина волевым решением своих элит избрала путь на Запал, в ЕС и НАТО, в качестве своего глобального приоритета, именно националистическая идеология, обосновывающая отрыв от России, является верным подспорьем в этом деле.

Это все замечательно, но из зала раздается вопрос: как именно культ Бандеры помогает Украине идти в НАТО? Улучшает отношения с поляками, что ли? Или насаждение сельской мовы за счет вытеснение городской русской культуры как-то приближает членство в ЕС, краеугольным камнем политики которого является как раз поддержка языков меньшинств и культурное разнообразие.

Могут возразить, что это все ширма, на самом деле вопросы Европы интересуют ничтожное меньшинство даже в стане националистов. Понятно, что националистов больше интересуют Бандера с Шухевичем, чем европейские ценности. Но нас-то интересует совсем другое – как и почему так вышло, что городская и русскоязычная политическая, культурная и бизнес элита Украины добровольно взвалила на себя воз сельского этнического украинства в его галицийском изводе и с упорством обреченного тащит мощи Бандеры и Шухевича на горку.

Рационального ответа на вопрос, почему современное украинское государство уперлось рогом именно в бандеровскую идеологию и воспевание сельской архаики и “традиций” аля 17-й век, не существует. И даже ссылки на необходимость настраивания населения против России кажутся сомнительными.

Ну, ругаете вы Путина и закрепили в Конституции курс на НАТО. Но это ведь совершенно не требует навязывания мовы и региональной галицкой мифологии. Не нуждается в бандерах и шухевичах. Из той же оперы – вся нынешняя клиническая русофобия. Притом, что реальные украинские керманычи имели все шансы построить нормальное креольское государство. Которое, возможно, было бы соперником РФ. Возможно, проводило бы прозападный курс. Но – на основе русской матрицы. Без ненужного украинства головного мозга.

Ведь, положа руку на сердце: кому на Украине нужна Европа? Ну, кроме выталкиваемых заграницу безработицей гастарбайтеров из западной Украины? Ответ прост: условному “коллективному Ахметову”, чтобы легализовать свои капиталы на Западе и вписаться в мировую элиту на равных. И “коллективному Гордону”, интеллектуально и идеологически обслуживающему “коллективного Ахметова” в медиа и публичном поле. Чтобы “почувствовать себя европейцем” и закрепиться в роли “местечкового “властителя дум и творца смыслов”.

Так что заставляет “коллективного Ахметова” вместо вкладывания денег в упрочение языкового, культурного и политического доминирования своей части страны, заниматься ровно противоположным – взращивать на гранты бесталанных, но амбициозных “мытцив”, которые рано или поздно приходят к выводу, что главная причина их непопулярности – в засилье “мовы оккупанта”, носители которой никак не желают переходить на “ридну мову”, на которой написаны опусы графоманов?! Притом, что взращенное таким образом чудище рано или поздно съест своего творца.

А “коллективный Гордон”? Что заставляет его бежать впереди паровоза украинизации? Сам-то он русскоязычный до мозга костей. И именно поэтому – конкурентоспособный, вплоть до появления на московском ТВ, которое никого не удивит. Не будь вот этой украинизации, “коллективному Гордону” не пришлось бы рвать на себе вышиванку, убеждая в собственной щирости, не пришлось бы унижаться и заискивать перед свидомыми. Не пришлось бы мову учить, наконец. Все, что было нужно – просто оставаться самим собой. Таким как есть. И на чистом русском языке агитировать за столь любимые сердцу ЕС и НАТО, ругать Путина, наконец.

Вместо этого мы наблюдаем ежедневный даже не театр, а цирк абсурда, когда еврей из блока Порошенко угрожает уволить армянина Авакова с должности министра внутренних дел за незнание украинской мовы.

23.02.2019, Киев, Сергей Устинов


ОТСЮДА

Tags: Украина, мова, национальный вопрос
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments